пятница, 28 августа 2015 г.

Слава Сэ - "Ева"


Вспомнил недавно о блоге Славы Сэ, своего рода явлении в мире литературы. Человек, который завел блог, начал публиковать юмористические зарисовки и дописался до своих книг. Если верить легенде, издатели сами его нашли и предложили издать роман. Романа не вышло, но вышла неплохая повесть и сборник рассказов. Если верить легенде.
Итак, "Ева". Вопреки обыкновению, первое слово автору:
Красивые женщины по мне как-то не сохнут. Умным мешает острое ожидание морщин, зависть дурнушек и особенно немытая посуда. Угнетённый дух не даёт им разглядеть, насколько интересны бывают полнеющие литераторы глубоко внутри себя.
С глупыми ещё хуже. Упоительная красота, свойственная абсолютно безмозглым существам, требует себе в пару красоту записных мерзавцев, с их лаковыми кудрями и длинными пальцами. Мир, сшитый из плешивых котов, вредных детей и дурных старух им не интересен.
Мне благоволят лишь сутулые специалистки по Ницше. И то, под настроение.
Но как-то вычитал у Франкла, что обстоятельства теряют власть, стоит разуму воспарить и переосмыслить быт. Мгновенно всё изменится. Красивым станет то, что я назначу быть красивым. Усилием воли сотворю себе Еву, райский сад и прочий мир. И определю себе место в нём. И тут же в дверь войдёт безупречная женщина. Если верить Франклу, мне будет уже не до неё.
Примерно об этом и повесть. Человек забитый найдёт в финале лишь новый круг печалей. Крепкий духом увидит, как некто высший учит нас творить. По вере будет и развязка.
Если метафизика вам скучна, то книга просто о сбыче мечт. Сбываются они всегда не так и не ко времени.
О сбыче мечт. И правда, все мечты в этой повести сбываются, но как-то навыворот, словно кому-то в небе очень скучно. К кривляньям автора довольно быстро привыкаешь, а при некоторой практике можно выделить все его приемы и смешное становится скучным, почти грустным. Если хотите получить удовольствие от "Евы", не пытайтесь ее разобрать по косточкам. Чувствуется, что Слава Сэ не очень опытный писатель, хоть и неплохо владеет словом. Да даже не словом, а мастерски умеет вырисовывать образы, которые моментально встают перед мысленным взором. Книгу читаешь - будто фильм смотришь, смешной. Финал грустный, как и должно быть у серьезного писателя. Первое время за шуточностью стиля не замечаешь серьезности драмы, а потом вдруг все становится мрачно и даже немного тревожно за психическое здоровье главного героя, Матвея.
— Послушайте, Ева. Вчера, это что-то ужасное, бес попутал. Зато вы знаете теперь, как опасно связываться с виолончелистами. И вообще, с Толиками…
— Мотя, всё было прекрасно. — Ева подвинула мне гренку. Она пританцовывала, как Золушка со сковородкой. Вдруг подскочила, чмокнула в щёку.
Не скрою, я хотел поцелуя. Но не так же, мимоходом. Между делом. Будто пуделя в нос. С другой стороны, чмокнула. На большее я и не надеялся. Точнее, как раз надеялся. Болван ужасный. Втрескался.
Ева ушла собирать чемодан. У неё в полдень самолёт. Из кухни было слышно, она звонит подруге. Смеётся.
Да, пожалуй, лучшей находкой в "Еве" я считаю имена: Ева Упите, Марк Ильчин, Матвей Станилевский. Ева, Марк, Матвей... Впрочем, в книге секрет имен раскрыт самим автором, так что не буду о нем более писать. И, конечно же, в лучших традициях постмодерна, это книга о книгах. Книга в книге, мир из книги, бесконечная гирлянда книжных миров, переплетающихся с реальностью и диктующих свои законы реальным героям. За это я "Еву" и полюбил. Бесконечно красивая история о безрассудной любви с первого взгляда, которой дали шанс и она расцвела, дала буйные побеги и засохла от бессмысленной жестокости реального мира. А еще за образы и веселый стиль автора. Книгу хочется читать вслух, чтобы все слышали и тоже могли ее оценить.
Мы расстались — никак. Странно. Будто ехали в одном купе и разбежались каждый в свою сторону. Нужно было телефон спросить, хотя бы.
Вечером я сел писать колонку. За час написал пять предложений: «У неё низкий голос, чуть посаженные связки. Будто она не спит ночами и много курит. И тонкие пальцы. Если она меня ими коснётся, я замру, как ёж. И, кажется, я приплыл».
Надеюсь, Слава Сэ напишет еще что-нибудь большое и романтическое. Лучше бы это был толстый интересный роман. Повести как-то маловато. А еще надеюсь, что Матвей отыщет свою Еву и они будут счастливы, в своем книжном мире.
Уезжаю. Успокоился, смирился. Всё неплохо вышло, если подумать. Когда прощался с ней в Питере, и мечтать не мог, что будет хотя бы этот январь. Предложите всё сначала — вместе с её бегством — повторил бы ещё раз.
Пора. Ключи оставил в щели за дверным косяком, как просила хозяйка. Сходил к бабе Лизе, поболтали с Серафимой. У них до сих пор стоит ёлка, под ней приличных размеров дед мороз. Почему-то бронзовый. Редкостный урод. И раскрашен странно, будто ребёнок гуашью размалёвывал железного истукана. Надо будет подарить им приличного деда мороза. Если вернусь однажды.
Бабка с внучкой сварили мне курицу, насыпали яблок. Чтоб поел в дороге. На прощание все обнялись. Уверен, баба Лиза в окно перекрестила мою спину. Все бы меня так тепло недолюбливали. Зашёл в «Белого Носорога», на удачу. Удача плевать на меня хотела. Времени до поезда полно, пошёл прощаться с писателем, выпросил автограф. У него ничего не меняется. Так же сидит, стучит по клавиатуре. Кажется, он курил здесь и до Большого Взрыва. И останется, когда Энтропия прихлопнет вселенную.
Ему не хватает слушателей, он долго гундосил какую-то теорию, объясняющую все человеческие несчастья. Весь мир, говорит, вовсе не театр, но литература. Бесконечный роман с шестью миллиардами персонажей. А моральные дихотомии, правда-ложь, любовь-ненависть, лишь повод для конфликта. Или вот два полюса: справедливость — беззаконие. Тоже пшик. А сколько страсти!
Религии врут, миром управляет не баланс добра и зла. Бывает, добрые силы бьются сами с собой. Или злые самоуничтожатся, оставив добро в недоумении. Конфликт перетекает в конфликт — вот и весь принцип всемирного сюжета. Отсюда понятно, отчего вселенная не терпит стабильности. Звёзды вспыхивают и пропадают в чёрной дыре, потому что такой финал царапает нервы. А потом взрывают её изнутри, ведь развязка должна быть неожиданной. Постоянства и благополучия нет нигде и никогда. В самых тёплых и комфортных странах то землетрясения, то военные перевороты. Хорошо жить вредно. Покой недостижим. Богу скучно смотреть на нас, умиротворённых. И счастлив тот, кто сам не терпит однообразия.
И да, если хочешь узнать будущее, просто оцени, насколько выгорел конфликт персонажей.
Стало интересней, когда заговорили обо мне. Мой отъезд не согласуется с его картиной мира. Я никуда не уеду. Законы драмы против. Миром управляет великий маятник драматической коллизии. И он-то меня не отпустит.
У нас с Евой всё впереди, говорит Ильчин. Мы друг другу мало крови выпили. Скорей всего, я останусь, получу по башке, переберу вагон гороха, посажу сорок розовых кустов и в финале обрету что-то совершенно дурацкое, вроде хрустальной туфли. А скорее, она растолстеет до восьми пудов и родит семерых. Или сопьётся, а я буду страдать.
Если честно, хотел бы родить с ней семерых. Было бы весело.

Комментариев нет:

Отправить комментарий